Форумы


Kostanai.biz: полезные страницы :: Форумы :: Истории успеха, бизнес-идеи
<< Предыдущая тема | Следующая тема >>   

Как я победил коррупцию? Расстрелял пару друзей

Автор Добавил
IvM
Сб окт 01 2011, 06:13
Смей, и смейся!


Зарегистрирован: Пт июл 02 2010, 08:33
Сообщений: 1825
В раннем шестом часу утра на балконе отеля Robertson Quay, расположенного в самом попсовом районе Clarke Quay островного города-государства Сингапур, я настраивал опции фотокамеры, пыхая пахитоской и размышляя вот над чем. Если уж и писать о Сингапуре, то необходим один человек.

Причем в исконном смысле слова – "не обходим": его невозможно обойти ни с той стороны, ни с этой, ни сверху, ни снизу, когда рассказываешь о том, как карликовая страна на протяжении одного поколения выбралась из дебрей нищеты в мировые лидеры. И по конкурентоспособности, и по уровню жизни, и по ее комфортности, и по истреблению коррупции, и ныне, и присно, и т. д. и т. п. Аминь. Этот человек, как вы уже поняли, – Ли Куан Ю (на фото).


Родился Ли в 1923 году. Понятно – китаец. Окончил местные колледж и вуз, а сразу после войны поступил в английский Кембридж. В 31 год стал генсеком партии "Народное действие". А уже в 36 лет, победив на выборах, – премьером. Пацан же, по сути! Но, видно, соображал тогда лучше иных геронтократов, раз продержался на этом посту 31 год. Да и сейчас, в свои без малого 80 лет, при делах – работает министром-ментором (наставником) в правительстве собственного сына Ли Сьен Лунга. Так что все у Ли Куан Ю под контролем уже шестой десяток лет.

А мудрое его разумение было вот в чем (цитирую самого гуру): "Мы использовали те преимущества, которые Великобритания оставила нам: английский язык, юридическую систему, администрацию, лишенную партийных пристрастий". На что железная леди Маргарет Тэтчер однажды заметила: "Когда-то Сингапур учился у Великобритании, а теперь мы учимся у Сингапура".

Реформатор Ли начал, как и Казахстан, с привлечения иностранного капитала: "Мы приветствовали каждого инвестора. Мы просто из шкуры вон лезли, чтобы помочь ему начать производство". Помню, в начале 90-х мы тоже гостеприимно привечали любых буржуев, особенно американцев. Причем поначалу приезжал всякий сброд авантюристов, которые порой выглядели, как пленные фрицы из советских военных фильмов. Причем, прослышав, что Казахстан – криминальная страна, они одевались как бомжи – чтобы их ночью на улице не грабили.

В 1993 году, когда я работал в англоязычном журнале Caravan Business News, был у меня консультант Джон. Он ходил в офис в грязной майке-"алкоголичке", длинных трусьях и кирзовых опорках. Джон страдал хроническим метеоризмом и, водрузив ноги в обуви на стол, хохотал, как ребенок над каждым своим пуком. Но и таким были рады: все-таки иностранцы. Носители, понимаешь, цивилизации. Потенциальные, так сказать, инвесторы. Это я вам рассказываю про их восприятие на бытовом уровне. А те казахстанцы, что в иерархии повыше, быстро смекнули, кто есть ху, и отделили "серьезных людей" (среди них, кстати, тоже было немало авантюристов) от тех, кто к нам просто погреться заехал.

Увы, многие наши чиновники испытания корыстью не выдержали. Что было дальше – не мне вам рассказывать. У Ли Куан Ю однажды спросили, как он победил коррупцию. Его обезоруживающий ответ, безусловно, войдет в анналы: "Пришлось расстрелять пару друзей – и всем все сразу стало понятно".

В нашей недавней беседе с сенатором Гани Касымовым я напомнил ему эту фразу.
– Он сказал это образно, – заметил Гани Есенгельдинович. – Ли Куан Ю в первую очередь поднял содержание государственным служащим, защитил институт этих профессиональных топ-менеджеров, всех заинтересовал и сказал им: "У вас хорошие зарплаты. Теперь будем служить Родине – и с этого момента забудьте, что такое коррупция. Если что – жалеть не буду". И это правильно было. А потом, имейте в виду, он долгое время был премьер-министром, отцом нации. И боролся с коррупцией личным примером: ходил пешком, ездил на велосипеде, вел скромный образ жизни. Если человек работает на будущее своего народа, чтобы о нем потом говорили хорошо, он от многих вещей отказывается. И Ли Куан Ю сейчас почитают по всему миру.

Действительно, в 1970–1980 годы ежегодное жалованье сингапурского судьи составляло несколько сотен тысяч долларов (на сегодняшние деньги это миллионы). Но, боюсь, подобный метод лечения коррупции для нас слегка запоздал: слишком выросли ставки "административной ренты". И на них теперь облизываются уже высокооплачиваемые сотрудники крупных частных корпораций и банков. Так что, повысь мы оклады чиновникам до сингапурских высот, то на госслужбе кто-то кое-где у нас порой непременно начнет сочетать приятное с еще более приятным. Как говорил махараджа из мультфильма "Золотая антилопа": "Глупое животное, золота слишком много не бывает!".

А что касается "образных расстрелов", то смертная казнь в Сингапуре не отменена до сих пор. За время правления Ли Куан Ю по приговору суда отправили на тот свет больше четырехсот человек – в основном за жестокие убийства и наркотрафик. По этому поводу международная организация Amnesty International до сих пор не перестает температурить.

По коррупционным же статьям привлекли огромное число чиновников, среди которых были министры, а также родственники и соратники самого премьера. Одни сели, другие бежали на континент, третьи покончили с собой (прямо как у нас! Кроме третьего пункта). Словом, кнут оказался достоин пряника.
Зато теперь в рейтинге наименее коррумпированных стран мира Сингапур неизменно входит в первую десятку, а в Азии вообще лидирует. Хотя по индексу свободы прессы занимает 140-е место из 167 государств. Даже Казахстан здесь на пару десятков позиций выше (про наши достижения в первом списке, так и быть, не стану). Любопытный парадокс, не правда ли?

English – пропуск в будущее

Своеобразно Ли Куан Ю решил и языковой вопрос. Этнический расклад населения на Сингапуре по своей пестроте напоминает Казахстан. Три четверти населения – китайцы. 15 процентов – малайцы. Примерно 8 процентов – индусы, главным образом тамилы. Еще крупные общины арабов, японцев, армян, тайцев, евреев. И, конечно, немало "тридцать шестых": так мой друг, казахстанский режиссер Игорь Пискунов, называет метисов – по аналогии с советским чаем № 36, в котором смешивали грузинский и индийский "исходники". Впрочем, эту группу в национальных тяжбах всегда и везде оставляют за скобками, поскольку не знают, к кому ее отнести и что с ней вообще делать. Какой язык в подобной ситуации объявить единственным государственным? Логично и естественно было бы, что китайский. Тем паче, что и премьер – исторически сын Поднебесной. Да, но какой именно китайский? Пиньинь – его романизированный вариант? Или главный диалект – путунхуа? А может быть, диалекты помельче – фуцзяньский, кантонский, чаошаньский, хайнаньский, хакка, разница между которыми столь велика, что одни китайцы не понимают других?

Если бы Ли Куан Ю послушался голоса крови, то страна на века увязла бы в трясине лингвистических конфликтов. Да к тому же в 60-е годы прошлого века разбушевались межнациональные распри. Но премьер принял поистине соломоново решение. Государственными были объявлены четыре языка: путунхуа, тамильский, малайский и английский, который Ли заставил учить всех. Как?! Говорить на языке поработителей?! Но они выучили! English оказался пропуском в будущее. Он объединил страну, позволил ей не потерять темпов развития и не только интегрироваться в мировое сообщество, но за 30 лет из третьей лиги государств выскочить в первачи. Английский язык сегодня – главный в Сингапуре. На нем говорят все. Это язык власти, образования, науки и классической литературы.

А с другими наречиями ничего худого не стряслось. Они свободно развиваются, на них издаются газеты, книги, вещает ТВ, общаются люди. В Сингапуре есть и чайнатаун, и район Little India. Здесь мирно уживаются сотни буддийских, даосских, индуистских храмов, христианских церквей и мечетей. И китайцы не говорят, допустим, тамилоязычным: "Стыдно столько лет жить в стране и не знать путунхуа".

Словом, сегодня Сингапур – это гармоничный оркестр, где у каждого инструмента своя партия. И управляется он маститым дирижером, который, случалось, бывал и деспотом, не без того. А иначе вышла бы не музыка, а какофония. У Сингапура есть символ Мерлион – чудище с головой льва и рыбьим хвостом. Он напоминает мне Ли Куан Ю: сила, мощь, здоровая агрессия и непререкаемый авторитет в сочетании с умением чувствовать себя внутри сложнейших проблем как рыба в воде. Я рассказал вам, как он порешал лишь две из них – коррупционную и языковую (хотя во многих странах они не решаемы в принципе). А сколько еще подобных подвигов в его послужном списке! И, как говорила Тэтчер, он ни разу не ошибся.

Завершу статью цитатой из книги Ли Куан Ю "Сингапурская история: из третьего мира – в первый: "Будущее является столь же многообещающим, сколь и неопределенным. Индустриальное общество уступает место обществу, основанному на знаниях, новая линия раздела пройдет в мире между теми, кто обладает знаниями, и теми, у кого их нет. Мы должны учиться и стать частью мира, основанного на знаниях. То, что мы преуспевали на протяжении последних трех десятилетий, не гарантирует, что так будет продолжаться и впредь. Тем не менее наши шансы не потерпеть неудачу будут лучше, если мы будем придерживаться тех основных принципов, которые помогли нам преуспеть:
- это общественное согласие, достигаемое путем справедливого распределения плодов прогресса;
- зто равные возможности для всех;
-это система продвижения по заслугам, при которой лучшее место занимает наиболее достойный.
Последнее особенно важно, когда речь идет о людях, возглавляющих правительство".


Экспресс К

Наверх
Модераторы: inkaz, IvM

Перейти:     Наверх

Транслировать сообщения этой темы: rss 0.92 Транслировать сообщения этой темы: rss 2.0 Транслировать сообщения этой темы: RDF
Powered by e107 Forum System