Форум - KOSTANAI.biz

Forums

  • Aдминозавр

    Слова Назидания Абая. Краткое изложение в стихах - Анар Лизари
    КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ В СТИХАХ ПЕРЕВОДА С КАЗАХСКОГО «КАРА СОЗДЕР»


    Bez Nazvanyia

    2015 г

    Видео с авторским прочтением

    СЛОВО
    ПЕРВОЕ

    Я жил хорошо или плохо
    И вот до преклонного возраста дожил.
    Не буду об этом тужить.
    Все бренны деяния, вот собираю по крохам
    Плоды, что в борьбе и страданиях множил,
    И в спорах бесплодных о том, как устроена жизнь.

    Теперь чем хотел бы заняться?
    Пресытившись всем, озадачен вопросом -
    Как жизни остаток прожить?
    Хотелось достойно. И вот что я думаю вкратце:
    Чтоб править народом, а это я знаю не просто,
    Нужна пылкость юноши. Я те прошёл рубежи.

    И сердце должно не остывшим
    Быть, чтобы снести этот груз хоть на время.
    Ведь неуправляем народ.
    Пусть правит тот, власть кому дарит Всевышний
    Как неисцелимый недуг и как бремя.
    Меня же Аллах огради от подобных забот.

    Умножить стада свои можно.
    Пусть дети растят этот скот, раз им надо.
    Богатство оно как болезнь,
    А из унизительности бытия - выход ложный.
    На радость ворам, проходимцам растишь своё стадо.
    Ещё попрошайки стремятся в карман к тебе влезть.

    Заняться наукой? С кем словом
    В степи перемолвиться, с кем поделиться
    Накопленным опытом здесь?
    Холсты разложив и аршины, мечтая о новом,
    Познаешь ты горечь не встретив ни умные лица,
    Ни глаз их горящих, а только лишь ропот да лесть.

    Для богослужения тоже
    Нужна отрешённость - народ чтобы к вере
    Склонить, зная душу его.
    Умиротворения здесь не найти мне, похоже.
    В душе нет покоя и в людях совсем не уверен,
    Что им благочестие с верой важнее всего.

    Воспитывать если детей мне
    Чему научу их, Всевышний, скажи мне!
    Не ведаю, как их учить.
    Куда направлять, как наставить, какими идеями
    Завлечь и к учёбе прилежной и к праведной жизни.
    Мне это вдвойне не под силу, раз небо молчит.

    Но вот, наконец, я нашёл
    Занятье себе – я все мысли записывать стану.
    Бумага, перо – выбор мой.
    Окажется нужным посланье моё – хорошо.
    А нет, так пускай остаётся при мне. Не устану
    От мыслей своих. Нет теперь мне заботы иной.


    СЛОВО
    ВТОРОЕ

    Я в детстве бывало услышу:
    Казахи, смеясь над узбеками,
    Кричали «сарт-сурт»* им в глаза.
    За то что откуда-то носят камыш - кроют крыши,
    Трещат без умолку, бранятся за спинами, бегают
    Пугливо от каждого шороха и лебезят.

    Ногаев поругивать тоже
    Любили казахи и их называли нокаями**
    За то что боятся верблюда
    И что на солдат и на беглых бывают похожи,
    И что торгаши, что слабы эти люди ногами:
    Пешком ли на лошади - всё отдыхать часто любят.

    А рыжеголовых урусов
    Высмеивали за доверчивость - верят всему,
    Что слышат: увидят аул,
    «Узун-кулака»*** просят дать. Им чего-то нагрузят,
    Они сломя голову скачут, не зная к чему
    «Ухо длинное» им и… кричат, что взбредёт им на ум.

    Бог мой! Думал с гордостью я,
    Нигде не найти мне на свете народа,
    Достойнее чтобы он был
    И чтоб благородней чем наша казахов семья.
    И радовался, а теперь вижу вроде
    Ошибся – и сарт и урус и ногай - полны сил.

    А мы-то казахи стоим
    На месте и в распрях уже все погрязли.
    А сарт – нет растенья такого,
    Чтоб в нашей степи не возделано им.
    И вещь смастерить может разную,
    Везде побывал, как торговец.

    Ногая узнаешь ты разве?
    Умеет трудиться. Богаче их бай стал, чем наш -
    Полы в юртах настланы даже!
    Не пустят казаха за полог, сапог если грязный.
    Детей учат в школе, не знают раздоров и краж.
    Чтят Бога и дружно живут, у мирян быт налажен.

    Что русские нас просвещённей,
    Об этом и речи нет - вон у их знати
    Прислуга и та знает больше.
    Куда подевались насмешники наши учёные?
    И где те восторги и смех ваш, казахи – не знаете?
    Зачем же судьба мой народ наказала так, Боже?

    *«сарт-сурт» - бесполезный звук.
    **ногай - народность, нокай - человек, не на что не способный.
    ***«узун-кулак» - слухи, букв. длинное ухо (а русские думали, что это что-то вещественное)


    СЛОВО
    ТРЕТЬЕ

    Давно мудрецами замечено:
    Ленивый, как правило, будет труслив и безволен,
    Безвольный - труслив и хвастлив.
    Хвастливый - невежествен, глуп, хоть и хвалится вечно,
    А глупый невежда - бесчестен. Порока нет более
    Чем этот гнуснее. В нём праведной жизни обрыв.

    В чём вижу сегодня причину
    Разрозненности. Помыкает казахом казах.
    Откуда взялась неприязнь?
    Пускай властолюбие есть и стремление к чину,
    Но дело не в этом – я вижу всё дело в стадах.
    У нас как? Скота если вдоволь, живи себе так, не трудясь.

    Завёл пастухов - бедных много!
    Веди себе праздную жизнь, мясо досыта ешь,
    Кумыс пей в тени, скакунами
    Любуйся, красавицами наслаждайся. Дорогу
    Такую же детям готовь. Только где ж,
    Всем пастбищ то хватит? Отсюда вражда между нами.

    Казахи воюют за землю
    И судятся. Им для того и чины нужны, власть -
    Чтоб были побольше угодья.
    Соседи теперь друг за дружкой следят и не дремлют:
    Когда есть возможность побольше кусочек украсть.
    А биев подкупят - творили бы суд им угодный.

    А кто разорится – тот разве
    Возделывать землю начнёт и торговлей займётся,
    Трудом добиваясь достатка?
    Нет, будет доносы чинить, будет в партиях разных
    Себя продавать, прозябать в нищете. Не уймётся
    Пока честь свою не уронит совсем без остатка.

    Пословица нынче в ходу есть:
    «Важна не суть дела, а личности суть». А у нас
    Сейчас волостные, что избраны -
    Три года они правят. Первый - чтоб думать,
    Как выкрутиться от упрёков. Второй - тоже фарс,
    С соперником новым борьба. Третий – новые выборы.

    Не лучше ли их назначать?
    Пускай губернатор военный назначит из тех,
    Кто образование высшее
    Прошёл хоть частично. Тщеславный захочет отдать
    Детей, чтоб учились наукам. Двойной же успех
    В том, что волостные не будут от знати зависимы.

    А что правосудие наше?
    Кто чтит закон предков, идущий с вершин Культобе?
    И где Есим-хана «Путь Ветхий»?
    И кто «Светлый путь» Касым-хана укажет?
    И кто «Семь канонов» все вспомнит, чтоб выйти из бед,
    Чинимых судами тех биев? Их правый суд редкий.


    СЛОВО
    ЧЕТВЁРТОЕ

    Разумные люди заметили,
    Что смех, если глупый - он как опьяненье грозит
    Проступки свершать непростительные.
    При жизни возмездие будет за них, на том свете ли -
    Получит сполна пустозвон, если совесть теряет и стыд.
    Будь сдержан и не избирай этот путь унизительный.

    Но склонные кто к размышлениям,
    Не станут ли те горевать - ум веселью помеха?
    Кто собран в делах, в чувствах собран,
    Основа есть благополучия в том. Тем не менее,
    Не может душа жить, не зная веселья и смеха.
    Кто трудится с пользой, тот и посмеяться способен.

    Восторженно смейся и искренне,
    Когда видишь ты человека, обретшего благо,
    Свершившего доброе, вечное,
    Достойное для подражания. Истово
    Трудись, видя этот пример пред глазами. Однако,
    Не смех исцеляет, а труд- тот, что Богом отмеченный.

    Бывает смех горький, а он от досады,
    Когда над собой мы смеёмся. Он тоже нам нужен.
    Но гневно смеяться должны мы
    Над тем, кто достоин презренья. Высмеивать надо
    Обманщиков и подлецов, проходимцев. К тому же
    Не так уж и часто те люди народом судимы.

    Но есть среди прочего смех,
    Тот, что не идёт из груди, Богом данным путём,
    А рядится ради чего?
    Чтоб лишь прожурчать? Красоваться конечно не грех,
    Но если смеешься ты глупости той, что есть в нём,
    Наплачешься, как говорится, потом от него.

    Рождаемся с плачем на свет,
    Уходим мы тоже скорбя, не познав до конца
    Ни ценности жизни, ни счастья.
    Меж этими датами столько потерянных лет
    У тех, кто всю жизнь прожигал. Кто же в поте лица
    Трудился, тому твердь земная ответит участьем.

    Жить хитростью или обманом -
    Удел проходимцев бездарных, воров, попрошаек.
    Им маяться в ссорах и спорах.
    Достоинство чтоб не терять - весел будь, неустанно
    Верь в Бога и сам не плошай – вот что нужно, пожалуй.
    Воздастся тебе за твой труд - всходы вырастут скоро.


    СЛОВО
    ПЯТОЕ

    Я видел - казахи молились,
    Просили: «Аллах, сделай нас как младенцев беспечными!»
    Какая печаль омрачает их душу?
    Что волю казахов сковало, скажите на милость,
    Раз мнят себя даже такими страдальцами вечными?
    И душу печаль леденит им, и слёзы их душат.

    Пословицы есть у казахов:
    «Раз жить до полудня, запасы готовь лишь на день»
    «Сумел кто нажиться – тот прав!»
    И что ж за напасти такие, что всё идёт прахом?
    Им хочется разбогатеть, а трудиться то лень,
    Они и хитрят и ловчат и довольны, украв.

    Детей они с детства учили:
    Что нищему даже отец его станет чужим,
    Что «лик у богатого светел»,
    «А у бедняка и лицо - всё равно, что точило».
    «Джигит – он что волк, хлеб в пути раздобудет, чтоб жить»
    «Кто голоден в дом, где поминки идёт - там приветят».

    Что «скот – плоть от плоти казаха»,
    И что почитаем тот муж, у кого есть стада,
    Забота о них – так, безделье.
    Добыл скот обманом – живи без упрёка и страха!
    «Рука, та что брать научилась – сумеет и дать»
    И если приносишь дары, не осудят за дело.

    Ещё говорили казахи:
    «Глубокого озера поберегись и народа
    Такого, что не милосерден».
    С просящим же, сам поделись хоть последней рубахой.
    Ну, а не поделишься - то не казах будешь вроде.
    Вот мы из любви этой и раздаём всё усердно.

    Хотят стать дитём неразумным?
    Малыш - тот боится огня очага раскалённого
    А взрослым и адов огонь
    Не страшен. Как дети краснеть от стыда и не думают.
    Готовы хитрить и обманывать ночью и днём они,
    Готовы отца обобрать, только ты их не тронь!

    Чем лучше детей вы, очнитесь!
    Вы не о науке и знаньях печётесь, а скот
    Вам нужен, табун бы большой.
    И вы справедливости даже у Бога просить не хотите,
    На бая надежды раз нет. Что же вы за народ?
    Народ мой, к которому я прилепился душой.


    СЛОВО
    ШЕСТОЕ

    Не зря говорится в пословице:
    «Начало успеха – когда есть единство людей».
    В согласие будет народ,
    Который познал, как должны отношения строиться.
    А как у казахов? Они полагают - идея
    В том, чтобы имущество общее было и скот.

    Какой тогда прок от богатства?
    И вред нищеты в чём, когда будет общее всё?
    И стоит ли людям трудиться?
    От родственников нужно будет тогда избавляться:
    Чем ртов меньше - лучше. Нет, это народ не спасёт.
    Единство должно быть в умах. Ум – он платит сторицей.

    А если раздаришь всем скот,
    Тогда это будет началом падения нравственного:
    Брат с братом рассорятся, в спорах.
    Обиды появятся, каждый друг другу начнёт
    Обманы и хитрость чинить, всяких распрей и склок
    Накопится столько, что Бога забудут все скоро.

    И как тут найдёшь единенье?
    Нужна независимость полная их друг от друга -
    Согласие будет тогда.
    Надеяться нужно на силы свои и уменье,
    И каждый судьбу выбирает пускай как подругу.
    Иначе все в распрях погрязнем, и будет беда.

    «Жизнь это основа достатка».
    О чём речь в пословице этой, наверно о том,
    Чтоб разумом жил человек.
    Не жить просто так как собака и есть чтобы сладко,
    А чтобы достаток свой смог заработать трудом,
    И чтобы душа твоя не умерла за твой век.

    Кто лодырем, трусом слывёт,
    Бежит от врага - без души он, такого
    Не стоит считать и живым.
    Для жизни земной и небесной врагом будет тот,
    Кто только дрожит за никчемную жизнь свою. Слова
    Он доброго вовсе не стоит. Смеются над ним:

    «Бездельник, лживый зубоскал,
    Нахлебник и нахал.
    В душе холуй, на вид удал
    Не ведает стыда»



    СЛОВО
    СЕДЬМОЕ

    Ребёнок, родившись на свет,
    Наследует две непременных потребности:
    Одна из них есть, пить и спать.
    Потребность же эта для тела. Без тела душе и вместилища нет.
    Должна же она где-то жить? Вот плоти и нужно расти,
    Питаться, и крепнуть, чтоб страстной и мощной ей стать.

    Вторая потребность в познанье:
    Младенец увидит, блестит что-то, тянется ручкой отважно.
    Ему интересно к лицу поднести,
    Попробовать вещи на вкус и исследовать на осязанье.
    Домбры звук и дудочки слыша, стремиться туда. Ему важно
    Узнать всё: собака ли лает, и скот ли шумит во клети.

    А чуть подрастёт, уже спросит:
    «Что это, что то?» Почему люди плачут, смеются?
    Уже есть в душе его чистой
    Желание знать всё, всё видеть и задавать всем вопросы.
    Глазёнки и ушки и речь для чего-то даются -
    Чтоб в детстве уже человечности мир познавая, учился.

    В познании мира есть тайна.
    Кто с детства её не постиг, тот душой не окрепнет.
    Творец нам для этого радость даёт,
    Чтоб мог человек повседневно свой мозг подвергать испытанью.
    И не бессознательно путь выбирал, а конкретно
    Мог в жизнь воплотить свои знания, те, что наука даёт.

    И будет ли строить и сеять
    Тот, к пастбищам кто пристрастился, и скот множит свой?
    Ему по душе лишь еда.
    Чтоб плоть ублажать здесь горенье души будет лишней идеей -
    Как будто грачиный галдёж возле кучи навозной весной.
    Да и не танцует душа его - канула в омут до дна.

    Она нами правила в детстве,
    Она нас по жизни ведёт – ты глазами получше смотри!
    И впитывай знаний тот свет,
    Который нам умные люди несут. Никуда нам не деться
    От Божьего света, что в детстве зажёгся внутри.
    А кто посчитал его лишним, чем лучше скота он, ответь?

    Вот дети нас лучше, умней.
    Естественны к знанью порывы у них и просты.
    А взрослый невежда на что тратит силы?
    Скотина глупа, но не спорит, молчит, чтоб ни делали с ней.
    Глупец же, тараща глаза, спорит до хрипоты,
    Кичиться своею бездарностью он до могилы.



    СЛОВО
    ВОСЬМОЕ

    Нужны ли мои наставленья?
    Быть может внимать им начнёт волостной или бий?
    Ну, этих учить уму-разуму поздно.
    Считают себя они умными, в их представленье –
    Раз выбрали их, значит им и давать указанья другим.
    Нет времени слушать советы, у них есть дела посерьёзней.

    Их головы заняты делом:
    Как перед начальством себя показать в лучшем свете,
    И чтоб не остаться в накладе.
    И, если кого защитить или вызволить, нужно умело -
    Так, чтоб интерес твой никто не заметил.
    И надо народ не смутить, И чтоб вор воровал так, как надо.

    Богатым и так хорошо.
    Ни в чём не нуждаются, слово моё им к чему если всё,
    Чего пожелают – имеют.
    За скот купят совесть и честь и греха в том не видят большого.
    И Бога готовы уже подкупить. И куда их несёт?
    Им кажется, словно богатством пол мира владеют.

    Да некогда им меня слушать.
    А нужно, чтоб скот охраняли от вора, от волка, от мора.
    И выгодно после продать.
    Найти человека, который бы всё это сделал и как можно лучше.
    Скот всё заменяет им родину, Бога, родных. Даже ссоры
    И сплетни для них лучше знаний. Желания нет в них науку познать.

    А вор и мошенник лукавый –
    Не станет он слушать мораль, наставленья ему ни к чему.
    Злодея учить бесполезно.
    А что бедняки? Те могли бы прислушаться, как бы
    Не надо им было заботиться о пропитании. А потому,
    Я к этим овечкам смиренным и сам с наставленьем не лезу.

    А если начнёшь их учить,
    «Не трогайте нас», говорят, «а идите к тем, кто понимает.
    Раз это не нужно богатым -
    То как эти знанья и школа помогут наш быт изменить?
    Иметь бы нам то, что имеют другие, мы б горя не знали»
    Да, в том, что бедны и темны, те несчастные не виноваты.


    СЛОВО
    ДЕВЯТОЕ

    Вот сам я казах, но люблю ли
    Казахов - не знаю. Когда бы любил -
    Одобрил их нравы тогда.
    Нашёл бы я в их поведении малость любую
    И ей утешался, довольствовался, и хватило бы сил,
    Чтоб радостно качествам этим хвалу мне воздать.

    Но что-то надежда померкла.
    С другой стороны понимаю – когда б не любил,
    Не стал бы тогда доверять
    Казахам я мысли свои сокровенные эти. Поверьте,
    Не стал бы входить в круг их. Я ж постоянно там был,
    Советовался, узнавал «не случилось чего ли опять?»

    Когда бы лежал я спокойно,
    Не зная тревог, или откочевал бы от них,
    Раз их не могу образумить,
    Раз сами они измениться не могут. Какой же
    Любовью связала меня эта жизнь так с народом одним?
    Сержусь на него, но нет гнева ни в сердце, ни в думах.

    Смеюсь, но нет радости, знаю,
    Слова мои кажутся мне не моими уже.
    Как будто внутри всё чужое.
    Хоть я и живу, но живым я себя не считаю.
    И всё от досады моей на людей омертвело в душе.
    Собой недовольство виной, или что-то другое?

    Но, чтобы народ свой оставить,
    Об этом не думал и в годы свои молодые.
    Казахов любил всей душой я.
    Теперь же меня не заманят чужие красоты и сами.
    Не буду жалеть, что не все видел жизни плоды я -
    Надежда есть, что предстоящее будет большое.



    СЛОВО
    ДЕСЯТОЕ

    Зачем казах просит у Бога,
    Чтоб дал он ребёночка, сына, наследника?
    «Кормильцем на старость нам будет.
    Когда же умрём – то проводит в дорогу,
    Помолится. И все, что есть до барана последнего
    Что нажито – примет и нас не забудет».

    Хороший ребёнок - он в радость.
    А вдруг, он плохой – обожжёшься. А впрочем,
    Всё то не подвластно тебе.
    Что, мало от жизни познал унижений, и гадость
    Возможно, и сам кому сделал? Зачем же ты хочешь
    Того, кто тебе принесёт может быть только бед?

    Ты хочешь, молился что б сын твой?
    Коран почитал, чтоб душа твоя встретилась с Богом.
    Но, делал ты в жизни добро?
    Раз делал, то люди молитву прочтут за души упокой.
    А если не делал - чем сына молитвы помогут?
    Тех благодеяний, что нет - не положит он в гроб?

    Ты просишь ребёнка у Бога
    Для радости жизни, какой? Если потусторонней -
    Заведомо ты обрекаешь его
    На раннюю смерть. Проживёт тогда сын твой немного.
    А если для жизни земной, то птенец этот кровный -
    Не вылетит ли раньше времени он из силка твоего?

    Ты думаешь, сын повзрослеет,
    Заботиться будет, родительский кров не предаст?
    Всегда ли такое бывает?
    Такого ребенка ты сам и народ твой взлелеет?
    Ты скажешь, состаримся - пусть нас содержит тогда.
    Всё это мечты. Не бросайся пустыми словами.

    Скажи-ка, ты сам-то осилишь
    Дожить до преклонного возраста, сможешь?
    И будет ли сын милосерден к тебе?
    А если так много скота у тебя, то какие
    Откажутся люди тебя содержать? А, положим,
    Скота вовсе нет, то тогда не минуешь и бед.

    Допустим, Бог дал тебе сына
    Такого, которому будешь в начале ты рад.
    Ты сможешь его воспитать?
    Не знаешь. Грехами своими испортишь детину:
    То жадностью - скажешь: «бери всё и будешь богат!»
    То смехом - когда тот ругаться начнет, плутовать.

    Желаешь побольше скота?
    Богатства всё просишь. Бог даст тебе силы – трудись,
    Трудом добивайся достатка.
    Наукам учись. Если сам не сумел, тогда сына заставь!
    Не хочешь. Чего тогда просишь? Богатую жизнь -
    Такую, чтоб только лениться и жить себе сладко?

    Молитвой достаток не купишь.
    А кто по-собачьи, не честно свой скот добывал,
    Его и растратил бездарно.
    Ничто не останется – горечь да злоба. Ну, будешь
    Кичиться, хвалиться, что был ты богат. А бахвал
    Кому потом нужен такой, если нищий и старый?


    СЛОВО
    ОДИННАДЦАТОЕ

    Как думают люди разжиться?
    Так, чтоб и не работать совсем. Существуют две вещи:
    Во-первых, как водится – кража.
    Украв скот, надеется вор сразу обогатиться.
    А чтоб избежать наказанья, поступит похлеще -
    Откупится он у властей, не моргнёт глазом даже.

    На краже сперва наживается вор.
    Его обирает потом покровитель - вельможа.
    А тот, у кого скот украден,
    Надеется, что возвратится к нему всё во двор,
    Подкармливая власть имущего - он же поможет!
    Народ по-дешёвке скупает у вора - им тоже жить надо.

    Вторая беда – есть мошенник.
    У них в мыслях нет сделать что-то хорошее.
    Они подстрекают других:
    «Так делай и так - будет скот у тебя, много денег!»
    Натравливают друг на друга, кто даст подороже.
    В итоге нагреть смогут руки на ком-то из них.

    Так мы в воровстве и живём.
    Вельможа, ворам пособляя и баю - их доит.
    Народ это видит и тоже плутует:
    На вора доносит властям, а сам с ним же вдвоём
    Ворованное продаёт. Бедняку ничего и не стоит,
    Примкнуть то к тому, то к другому за мелочь пустую.

    Идёт против власти и Бога
    И к партии может примкнуть то к одной, то к другой.
    И честью своей поступиться готов.
    Жену и детей и родных продаёт, если много
    Посулят мошенники те же и воры. Но где же Бог твой
    Народ? Как избавиться от этих чёрных оков?

    Не будь бы мошенника, вора,
    Задумался бы наш народ и трудился он честно,
    Тянулся к добру, свету знаний.
    Бай, тем, что имеет, довольствовался. И поборы
    Вельможи вообще б перестали чинить. Всем известно:
    Кто жульничать станет раз не миновать наказаний?

    Кто ж искоренит это зло?
    Неужто в забвенье уходят достоинство, верность и честь?
    Нашлась бы в народе та сила,
    Способная вора совсем укротить. Где оно,
    То слово, которое бая могло б образумить? Где есть
    От алчности средство, чтоб все мы по совести жили?



    СЛОВО
    ДВЕНАДЦАТОЕ

    Кто людям несёт Слово Божье,
    Пускай хорошо или плохо он делает это,
    Не смеют ему запретить.
    Раз добрые помыслы есть – разве можем
    Намерений злых ожидать. Но, хотел бы совет я
    Дать нашим служителям веры - себя как вести.

    Уверившись в роли своей,
    Моралью от всех отгорожен пусть будет соблазнов.
    Второе - пускай не кичиться,
    Чалмой обернув свою голову, станет скромней,
    Не рядится в чопорность и даже благообразье
    А главное, чтоб не ленился он дальше учиться.

    Не думает пусть, что всё знал он.
    Тот, кто оставляет учёбу, лишает в итоге себя
    И Божьего благословенья.
    Тогда от его наставлений и проку то мало.
    Как можно других поучать, всей душой не любя
    Служение Богу, и к книгам не чувствуя рвения.

    Кто в мыслях небрежен – тот в деле
    Напутает как и когда повторять нам намаз -
    Как можно не знать тех вещей?
    Тот, кто не блюдёт себя в строгости, тот неужели,
    Удержит в душе иман-веру. Он будет не раз
    Обет нарушать. И какой же он верующий?


    СЛОВО
    ТРИНАДЦАТОЕ

    Кто верит, что Бог всемогущий
    Един и в его всеединстве он видит
    Основы всего бытия,
    Тот истинно верующий. Он становится лучше
    Живя с этой верой. Но есть этой веры два вида,
    Верней - два пути к ней, о них и поведаю я.

    Путь первый – когда осознанье
    Имана пришло к тебе с разумом, с мыслью
    И веру готов защитить
    Ты так же, ища доказательства в знаньях,
    Полученных в книгах, проникнувшись смыслом
    Посланий пророков, что именно так должно быть.

    Второй путь, когда ты поверил
    Увидев, как молятся близкие люди,
    Читает молитву мулла.
    Когда ты почувствовал к Богу любовь и доверье.
    Не страх - твёрдость духа тогда в тебе будет -
    Ты жизнью пожертвуешь, если так хочет Аллах.

    Но как говорить нам о людях,
    О тех, в ком ни знаний ни твёрдости духа
    За жизнь свою я не нашёл?
    Себя называть они все правоверными любят,
    А сами соблазнам, корысти подвержены, могут друг друга
    Предать и на чёрное - белое скажут, когда куш большой.

    Послушайте, в чём же их вера?
    Они говорят: « Нет греха в этой жизни такого
    Который Аллах не простит».
    И честь, и любовь - всё для них, как химера.
    И острая сабля сильнее, чем данное слово.
    И клятву легко нарушает, кто веру душой не постиг.


    СЛОВО
    ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

    Что есть драгоценнее сердца?
    У нас смельчака называют журекті
    Что значит - он с сердцем, с душой.
    Журек – это сердце. Куда нам от слова казахского деться?
    Коль смелость всегда милосердьем согрета,
    То значит, душа у батыра должна быть большой.

    Смельчак – тот, в ком есть сострадание,
    Обиженному словно брату готов он помочь,
    И сердце болит за него.
    Коль смелое сердце - его только слушать он станет,
    Нет места для страха тогда - он уносится прочь.
    Уходят сомненья - кто смел, тот и весел и горд.

    А сердца язык позабудешь –
    Поверишь пустой похвальбе, и бахвалиться станешь,
    Для сердца всё это как нож.
    Откажешь один раз- другой если в помощи людям,
    Растёт быстро зло, как собака юлит непрестанно
    И, смотришь, уже издеваться над слабым начнёшь.

    Назад поворачивать, если кочёвка трудна,
    С трудом признавать то, что правильно и справедливо,
    И даже совсем отрицать.
    Душа у казаха одна – человечья она,
    Становится волчьей, когда истощишь сердца силы.
    А зло в сердце пустишь, займёт оно всё до конца.

    Есть множество наших парней,
    Кто крепок и ловок и так расторопен во всём.
    Захвалят его, одурманят.
    Находятся и подстрекатели – раз сильный - бей!
    Он честь потеряет и слабого бьёт. Разве в нём
    Есть сердце? И разве уже человек он, как ранее?



    СЛОВО
    ПЯТНАДЦАТОЕ

    Есть умные люди, и есть люди глупые.
    Не зря привечают в народе людей по уму.
    Родится ребёнок - и видим мы сразу,
    Что в нём интерес ко всему - так глазёнками лупает.
    Коль есть любопытство к вещам, жизнь – в подарок ему.
    Дарует такому и мысли серьёзные разум.

    Кто важному делу себя посвятил,
    Достойно прожив свою жизнь, вспоминает потом
    С любовью, что видел, что слышал.
    Удача придёт и не будет у края пути
    Разочарования горечи или досады о том,
    Что жизнь зря потрачена. Так предначертано свыше.

    Дурашливый же человек
    В пустых эфемерных идеях всю жизнь проведёт,
    Себе не находит он места.
    Он думает: лихость и молодость длится весь век,
    Берётся за то - за другое и поздно поймёт,
    Что был же на что-то он годен, раскаянье ест его.

    Другая напасть ожидает людей:
    Соблазны различные, страсти его опьяняют,
    Успех одурманит, пустой ли порыв.
    А страсть, как болезнь и глупец подчиняется ей -
    Без шапки, раздет, без седла и куда, сам не зная,
    Несётся на лошади, зад чапаном ей прикрыв.

    Будь умным, найди себе место.
    Не надо себя выставлять на посмешище людям.
    Всегда отдавать себе должен отчёт в чём-то главном.
    И спрашивать в день раз, в неделю раз, в месяц -
    Как жил, что полезного сделал? И в старости будет
    Что вспомнить - хотя бы, что не был болваном.


    СЛОВО
    ШЕСНАДЦАТОЕ

    Казах поклоняется Богу
    Покорно, бездумно, совсем не заботясь
    О том, будет Богу иль нет
    Приятно всё то, что он делает. Мало ли, много
    В нем веры - упал на колени и встал, «заработал»
    Молитвой спасенье от бед.

    И скажет: «Я, как весь народ».
    И просит он Бога как будто торговца:
    «Дай Боже, мне это, дай то!»
    Использовал прежний «кредит» и берёт
    Всё новый и новый. Твердит: «тяжело будет овцам,
    И мне будет плохо потом».

    Ну, это же надо, как можно?
    Нет, чтобы учиться у умных, у ближнего,
    Религию лучше понять,
    Очиститься от темноты, пережитков всех ложных,
    Нет. Это не нужно ему, это лишнее.
    Он знай, только просит опять.

    «А что?» - говорит – «Я же стар!
    Мне поздно язык переделать, стать лучше.
    Молюсь раз – не хуже я всякого».
    Но дело не в том, что ты просишь побольше отар.
    В душе дело - праведной жизни религия учит.
    Язык же устроен у всех у людей одинаково.



    СЛОВО
    СЕМНАДЦАТОЕ

    Однажды поспорили трое -
    Три качества: Воля, Рассудок и Сердце -
    Среди их троих кто главней?
    Чтоб спор разрешить пригласили судьёю
    Науку, куда без науки-то деться,
    Коль этот вопрос очень важен так и для людей.

    «Как можно чего-то добиться
    Без воли?» - Так первая Воля сказала,
    «Наука, тебе ли не знать?
    Достичь мастерства чтобы - нужно учиться,
    Себя совершенствовать - значит работать не мало.
    Здесь лени нет место, а вот сила воли нужна.

    Без воли не быть совершенству,
    Нельзя и к Всевышнему с истовой верой
    Прийти, и себя уберечь от греха,
    Соблазнов, страстей избежать - здесь главенство
    Моё несомненно. Признанье, карьеру
    Богатство и скот не нажить, раз привык отдыхать».

    А Разум сказал: «Я главнее.
    Я только способен понять вас, наука.
    Куда им двоим до меня?
    Во мне зарождается всё, что полезно: идея,
    Как зло избежать, как добро приумножить без муки.
    На этом ли свете, на том, что и как – знаю я».

    А Сердце сказало: «Для тела
    Владыка я, кровь без меня не струится,
    Без крови ж - не существовать.
    Ещё для души я вместилище – главное дело
    Моё, чтоб душа в человеке была. Не годиться
    Бездушному быть, сытно есть, мягко спать,

    Когда мёрзнут и голодают
    Другие. Я совесть спешу пробудить, у кого есть душа, .
    Как молния стыд чтоб пронзил.
    От чистого сердца как жить научу их тогда я:
    Чтоб к слабому быть милосердным, и старшего чтоб уважать.
    Уму и упорству не хватит для этого сил».

    Наука тогда им сказала:
    «Ты Воля права, в тебе много достоинств ещё,
    Которые не назвала ты.
    Но, всё же в тебе и жестокость бывает, не мало
    Творишь ты с упорством и зло, разве это не в счёт?
    Тогда - не уму и не сердцу, сама виновата.

    И ты Разум прав, но бывают
    В тебе и лукавство, коварство, и ты служишь злу,
    Не всё же ты мыслишь с добром?
    Поэтому, главным пускай между вами
    Останется Сердце. Легко станет воле тогда и уму:
    Споткнётесь, а сердцу за вас и болеть же потом.

    За разумом сердце с охотой
    Пойдёт по тропинке, где замысел добрый,
    Но если задумал ты зло,
    Отпрянет с брезгливостью и ничего ты
    Не сделаешь с ним. Воля тоже попробуй
    Ты с сердцем идти невпопад - не позволит оно.

    Все трое когда в человеке
    В гармонии, можно тогда говорить -
    Что пыль с ног того человека лечебна!
    Незрячим глаза он откроет и будет навеки
    И Богу угоден, и будет в согласии жить
    С велением сердца. Так сказано в книге священной".



    СЛОВО
    ВОСЕМНАДЦАТОЕ

    Порой человек как ребёнок
    Неряшлив, а если оделся прилично -
    Запачкает тут же одежду едой.
    Берётся за что – ни ума, ни силёнок:
    То всякую чушь нагородит, хоть знает отлично,
    Опрятным и скромным быть нужно. Но, вот он такой.

    Другой любит франтом вращаться.
    Одежды накупит и всякого разного,
    Чтоб людям в глаза пыль пускать.
    Есть две категории щёголей. В них разобраться
    Попробуем, хоть не люблю, скажу сразу
    Я лоск, в голове если пусто - чего щеголять?

    Тот холит лицо и лелеет,
    За формой усов, бороды он следит, бровь подводит
    Подобно кокетке какой.
    То пальцами щёлкнет, то локоть отводит сильнее
    Ладонью причёску поправит и, вроде,
    Не видит никто, но он важно ступает, манерный такой.

    Другой поступает иначе.
    Он как-бы богат, но подчёркнуто прост и небрежен.
    Пытается пользу извлечь
    Из щёгольства. Мол, для него ничего и не значит,
    Что конь у него лучше всех и одежда. Мол, где же
    Тягаться с ним - принят везде и кругом о нём речь.

    И с завистью смотрят глаза
    У сверстников - что победней, а известность его
    И знатных людей привлекает.
    Он этого и добивается, чтобы кичиться, сказать,
    Что он на пирах и балах званый гость. Ничего
    Ни стоит такое бахвальство, он сам это знает.

    Всё это нелепо и стыдно.
    Такому соблазну увлечься -
    Тогда человеческий облик
    Легко потерять и в него не вернёшься. Обидно
    Потом будет знать, что не воля, не ум, не сердечность
    Тебя отличают, а щёгольство глупое только.



    СЛОВО
    ДЕВЯТНАДЦАТОЕ

    Ребёнок, когда он родится,
    Не может никак быть сознательным сразу,
    Не может он знать ничего.
    Потом, когда много услышит, увидит, стремится
    Пощупать, попробовать всё, его разум
    Начнёт понимать этот мир, где есть место его.

    Внимая словам и поступкам
    Людей, кто воспитан и кто образован,
    Он тоже таким может стать.
    Но только не каждый относится чутко
    К тому, чтоб впитал он основы,
    Хорошее чтобы умел от дурного всегда отличать.

    И чтоб набирался ума он,
    Внимательно слушая все назиданья,
    Советы от мудрых людей.
    Понять чтоб стремился, услышать слова просто – мало.
    Не понял раз – переспроси, ничего же не станет
    С тобой. И унять свою гордость умей.

    А если он будет беспечен,
    Забудет, что слышал, едва переступит порог.
    Какой толк ему объяснять?
    Мудрец говорит: "Мне тогда было б легче
    Свиней пасти, чем поучать тех, кто мыслить не смог.
    Ведь свиньи - они и без слов понимают меня".


    СЛОВО
    ДВАДЦАТОЕ

    Когда бы судьбу свою знал,
    То стал бы тогда человек суетиться, меняться?
    Но дан рабу Божьему раз
    Шанс жизнь эту жить и судьба хоть одна.
    Откажется разве он с ней путь пройти? Может статься
    Всё тлен, суета – всё равно есть в ней выбор для нас.

    Ребёнок, игрой увлечённый
    Не знает ещё, что пресытится жизнью с годами
    И трудно его оторвать от игры.
    Так нам тоже кажется, даже и жизнью учёным,
    Что не победит нас усталость, хоть знаем,
    Что неутомимость она всё-таки до поры.

    И вот интерес пропадает
    И к играм, и к смеху, к успеху и, что тебя хвалят.
    От щёгольства, женщин, пиров.
    Усталость приходит и старость, энергия тает
    И всё приедается - встречи, друзья, что бывали -
    Всё в прошлом и всё эфемерно. Был лишь бы здоров.

    Тогда, утомившись от жизни,
    Всему зная цену, поймёшь – ну, куда ж нам деваться!
    Вкусил все, увидел, познал.
    И успокоенье приходит, как будто ты вызрел,
    Прозрел и не стал дураком, значит статься -
    Беспечность тебе не к лицу, есть дорога одна.


    СЛОВО
    ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ

    Все люди, кто много, кто мало
    Подвержены слабости этой – хвалиться.
    А в детстве - так не удержать,
    Все хвалимся. Но похвальба тоже разной бывает:
    Одно дело, если заслуженно хвалят достойные лица,
    Другое, когда люди просто бахвалятся – лишь бы сказать.

    Большой человек, он не станет
    Зря хвастаться, если ответственный пост занимает.
    Он знает себе цену сам.
    Не выглядеть глупым старается и непрестанно
    Следит за собой, прилагает усилий не мало
    И чину тому соответствовать, и не позорить свой сан.

    Другой же - хвастун, без умолку
    Себя превозносит и просит людей говорить
    Ему без конца похвальбы
    Про то, что умён он, богат он и храбр, а что толку,
    Какая поддержка от слов тех пустых может быть,
    Когда подтвердить он слова свои делом забыл?

    Бахвалов таких есть три сорта:
    Один в своём доме известен. Старается он что есть мочи
    Искать славу в дальних краях.
    Хоть он и невежда, но есть в нем какая-то гордость.
    Второй же прославиться средь соплеменников хочет -
    Пусть близкая слава, зато это слава моя.

    Хоть этот хвастун безнадёжный,
    Но есть в нём ещё человеческий облик.
    А третий – себя возомнив,
    Всезнайкой, среди домочадцев бахвалиться может.
    Невежда он есть из невежд – в нём и малой нет доли
    Понятия чести, когда он к тому ж и чванлив.

    Тот, кто у чужих похвалы ждёт -
    В своём то роду, непременно старался быть лучше.
    А, кто у своих земляков
    Поддержки искал, он в семье уваженье найдёт.
    Но низок невежда который родных своих мучит,
    Тиранит, бранит, не подумав - а сам он каков?


    СЛОВО
    ДВАДЦАТЬ
    ВТОРОЕ

    Кого же, казахи, скажите,
    На этой земле уважать и любить нужно мне?
    Вот баев, к примеру, возьмём.
    Вы скажете: вот кем должны дорожить мы.
    Но где они? Истинных баев в помине уж нет.
    Нет баю свободы, когда прихлебателей сотня при нём.

    Себя защитить не умея,
    Он скот раздаёт, говорит - люди будут стараться
    Его оградить от напастей и бед.
    Кому одолжение делает, думает - станет сильнее,
    Какой толк стране, когда он, разбазарив богатство,
    Хозяином крепким не стал - и скота уже нет.

    Я это считаю – есть глупость.
    Даёт скот, ещё просит, чтобы забрали.
    От щедрости этой где прок?
    Бездельников только плодит, тунеядцев, а купит
    Путём таким он уважение – это едва ли.
    Людей не достойных к себе приручать – есть порок.

    Вы мне говорите: вельможа -
    Мирза тоже был уважаем у нас у казахов.
    Такого мирзу не сыскать,
    Который за властью как пёс бы не гнался. Похоже,
    Одно у них только желанье - ей верным казаться,
    Стелиться кошмой, а самим из сосцов тех сосать.

    Возьмём волостного и бия.
    Что власть их от Бога, то это не верно.
    Раз куплено место, за что их тогда уважать?
    Вы скажите: сильных всегда уважали, так было.
    Но нет у нас сильных и добрых, а скверных
    Достаточно много, возьмите хоть власть или знать.

    Сознательного человека
    Любить, чтобы умным был и справедливым,
    По-совести чтобы судил.
    Ума благородство где? Вижу я - только калеки:
    В них хитрость коварство раздуто со страшною силой,
    Нужны подчиненье и страх, а любовь не нужна вовсе им.

    Ещё я скажу вам, что трудно
    Упрямца чтить, что обездолен, несчастен на вид.
    Беспомощность и бишара.
    Своим положением горд он, лежачего даже верблюда
    Не хочет взнуздать, а возьмёт то, что плохо лежит.
    Хоть он критикует других, а подачкам их рад.

    И всё же, кого уважаю,
    Чьим просьбам внимал, помогал и кого я жалею?
    Кто трудится всю жизнь, как червь
    Чтоб счастья достичь. Кто готов был, пожалуй,
    Отдать половину того, что имел лиходеям,
    Чтоб споров и тяжб избежать, отстоять свою честь.

     
  • Aдминозавр

    СЛОВО
    ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕ

    Вот, есть у людей утешенье,
    Оно и казахам присуще бывает,
    Но мало в нём чести, скажу.
    Услышит один человек, что другой - вор, мошенник,
    И радуется, и себя восхваляет.
    Мол, я не такой, слава Богу. Бахвалится, жуть.

    Мол, я и разумный и честный,
    Почти что святой по сравнению с этим дурным.
    Но разве Всевышний сказал -
    Достаточно для благочестия, если
    Ты лучше подонка того, выставляясь пред ним?
    Нет, чтобы на добрых и умных равняться бы стал.

    Вот если на скачках, к примеру,
    Пришёл ты шестым или пятым, тебе интересно -
    А чьи скакуны впереди?
    Равняешься всё же на тех, кто в байге будет первым.
    Какой толк тебе проигравшему, если известно,
    Что пара коней за твоим ещё есть позади.

    Ещё есть одно заблужденье -
    Мол, мне ни к чему средь людей выделяться,
    Пусть буду таким я, как все.
    Той, празднуем если все вместе - большое веселье!
    И значит, толпа – это тоже единство и братство?
    Раз вместе – не будет к тебе и претензий совсем.

    Но разве Аллах повелел нам,
    Что будет довольно того, что ты будешь в толпе?
    Такую же власть над толпой
    Всевышний имеет, как над человеком отдельным.
    Толпа наказуема, раз возомнила себе
    Что можно ей всё. Будет суд и в толпе над тобой.

    Кто знает науку, кто движет:
    Толпа, или это - духовная сила тех избранных,
    Способных заблудших людей
    Спасти от невежества? Разве народ, чтобы выжил,
    Не должен родить в себе гения? Знали все исстари -
    Нужны ясновидцы и лидеры, полные светлых идей.

    И лучше ли, если все сразу
    Болезням подвергнутся, мору, стихиям природы?
    А может, пусть будет спасён
    От джута народ, хоть не весь – половина, какая-то радость.
    И лучше, когда лошадей хоть немного в походе
    Но сильные, чем, если весь будет скот изнурён.

    Что толку тому дураку, если будет народ
    Невежествен. В этом не вижу я смысла не крохи.
    Не может народ быть плохой.
    Что скажет невеста тому жениху, если тот
    В своё оправдание, что изо рта пахнет плохо,
    Ей скажет, что весь его род, мол, такой?


    СЛОВО
    ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТОЕ

    Нас три миллиона казахов.
    Всего же людей на земле миллиарды.
    И сотни народностей есть.
    Как выглядим мы перед ними, в глазах их
    Враждуем ли, дружим ли, горе у нас или радость,
    Чем мы от других отличаемся здесь?

    У нас разведенье скота
    Велось испокон веку, мы кочевали,
    Казах на коне вырастал.
    И хвалится силой и удалью он не спроста.
    И пением, музыкой, тягой к искусству едва ли
    Другой из народов бы спорить с казахами стал.

    Зачем же один у другого
    Обманом ли силой стараемся что-то отнять?
    Бывает и глазам моргнуть
    Сосед не успел, и пропажа скота обнаружилась снова.
    Зачем нам раздоры и кражи, не лучше ли честными стать?
    Зачем же ничтожный такой избираем мы путь?

    Есть люди, живут в городах,
    В которых по три миллиона народу.
    И в них уживаются все.
    Казахи, нам распри чинить запрещает Аллах!
    Мы станем достойным народом, ведь мы по природе
    Уступчивы, доброжелательны и не злобливы совсем.

    Наступят ли светлые дни
    Когда мы, казахи, забудем злословье,
    Вражду, воровство и обман?
    К учению будем стремимся, и будем ценить
    Богатство, добытое честным путём, и построим
    Страну, что не хуже, а лучше других будет стран.

    Пока наблюдаю я с болью,
    Как с жадностью зарятся двести нечестных людей
    На каждую сотню скота.
    И не успокоятся. Им бы нахапать побольше,
    Каким путём - это не важно, а лишь бы скорей.
    Готовы друг друга и совесть они растоптать.


    СЛОВО
    ДВАДЦАТЬ ПЯТОЕ

    Детей нам учить хорошо
    Сначала на нашем, на тюркском наречие нужно.
    Чтоб стала земля им, как мать,
    Чтоб были покорны ей и прикипели душой.
    А если есть скот и богатство, то детям к тому же
    Персидский язык и арабский не плохо бы знать.

    Но бедные люди не станут
    Голодных детей отдавать, чтоб учились наукам.
    Какой интерес может быть
    К тому, чтобы ум жаждой знаний питать неустанно,
    И с честью принять на себя все учения муки,
    Когда у несчастных порой нет что есть и что пить.

    Когда в семьях скудность достатка,
    От этого склоки и межродовые раздоры,
    Дурные наклонности все.
    Украсть и схитрить вот на это у них появляется хватка.
    Живот бы набить, лишь об этом у них разговоры,
    А знания будто бы и не нужны им совсем.

    Не лучше ли в русскую школу
    Детей отдавать, чтобы русский язык изучили?
    К тому есть возможность как раз.
    Изучат тогда их культуру, историю. Знанье такое
    Даст им равноправие с этим народом. И эти ключи им
    Откроют все мира богатства, влекущие нас.

    И не раболепствовать чтобы.
    Не ждать, что чиновник похлопает их по плечу,
    Не кланяться, не лебезить.
    Продать мать, отца своих с совестью ради утробы
    Готовы те, кто не имеет ни чести, ни чувств.
    И перед майором валяются прямо в грязи.

    Но даже чьи дети учились,
    Используются, чтоб иметь превосходство от знаний дитяти
    Меж родичами и потом
    При помощи этого распри, обманы им чинят.
    Читать и писать научился по-русски и хватит -
    Зато пригрозить они неучам смогут судом.

    И всё-таки те, кто решили
    Учиться, пускай не добились в ученье высот,
    Но стали примером другим.
    Лишь с помощью знаний становятся люди большими.
    Казахи, кто средств для детей не жалел, обучить чтобы - тот
    Не псом жил. А был и народом и Богом любим.

    СЛОВО
    ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЕ

    Чему всегда рады казахи:
    Тому, что скакун их в байге отличится,
    В борьбе их борец победит,
    А сокол на ловчей охоте красиво с размаху
    Быстрее других, догоняя бьёт птицу.
    Ещё рады, если их гончая будет всегда впереди.

    Нет радости большей в народе.
    Привыкли так сильно казахи к забавам подобным
    Не важно, что это не сами
    Участвовали в той борьбе или в скачках, в охоте.
    Вам лишь бы другим досадить и, хоть и беззлобно,
    Потом потешаться над тем проигравшим часами.

    Но где в этом смысл, чего ради,
    Ну, повеселились, зачем вам своих обижать?
    Друг другу ущерб наносить,
    Друг друга злить, это скажу я, не по шариату.
    Как дети вы малые, вам бы в игрушки играть,
    Других дел серьёзных как будто не может и быть.

    А, если аул проиграет,
    Вы так огорчаетесь сразу, как будто открыться
    Постыдное что-то должно.
    Унижены, словно с землёй вас сравняют.
    Стыдитесь совсем не того, чего надо стыдиться
    Своей темноты бы стыдились, невежества, в этом оно.

    Невежественный человек
    Готов пустяком забавляться не стоящим.
    Рассудок хмелеет его,
    Как будто животным он жил неразумным весь век.
    Нельзя образумить такого, я знаю - никто ещё
    Не смог сделать это, глупец не поймёт ничего.

    А если поймут, и согласны,
    И будут поддакивать: «Да, мы же всё понимаем,
    Всё так, мы стремимся быть лучше»
    Не вздумайте верить их клятвам, словам их напрасным
    От этих привычек дурных, этих переживаний
    Лишь смерть или страх их отучит.


    СЛОВО
    ДВАДЦАТЬ СЕДЬМОЕ

    Однажды философ Сократ,
    Беседуя с учеником Арист`одимом
    О том, чьи деянья важней,
    Спросил его – чьим он творениям рад -
    Людским, или тем, что одним Богом созданы?
    А тот Арист`одим, неверящим слыл средь людей.

    «Людским рад» - сказал ученик.
    «Я радуюсь славным поэмам Гомера,
    Картинам Зевкс`иса прекрасным,
    Трагедий Софокла мне нравится яркий язык.
    А Бога деяния не принимаю на веру.
    Хорошее создано им и плохое, ведь это всем ясно».

    «Но, созданный им человек,
    Есть самый разумный из всех сотворённых,
    Венец он живого всего.
    Поэт и художник не сделают это вовек.
    Скажи, разве может картина, пускай отдаленно
    С живым человеком сравниться, с твореньем Его?».

    «Согласен» - сказал ученик, -
    «Разумными люди сознательно созданы Им.
    Я этим, как вы восхищён.
    И вещи полезные те, что Он создал для них,
    Мне нравятся. Но, как тогда объясним
    Всё вредное - создал случайно, наверное, Он?»

    Сократ продолжал объяснять:
    «Пять органов чувств Он создал для чего нам?
    А чтобы ты мог посмотреть
    И видеть прекрасное, и обонять, осязать,
    Приятное слышать, хорошее всё отличать от дурного.
    Защиту дал им, чтобы ты не поранил их впредь.

    Заметь, Он с любовью создал нас:
    Глаза наши, нос расположены близко ко рту,
    Чтоб ели мы чистую пищу,
    И запах её был приятен. Другие как раз
    Отверстия, нужные нам, подальше убрал, чтобы ту
    Не портили радость для органов чистых» .

    «Ну, а почему так любовно
    Он нас создавал?» - спросил Аристодим Сократа.
    Уже он в сомнениях сник.
    «Подумай. Животные знаешь же ты, безусловно
    Детёнышей любят своих, охраняют и рады
    Когда те растут, значит, жизнь продолжается в них".

    «Так Он - нам отец, а мы дети,
    Но как мне узнать, что уже обо мне позаботился Он,
    Зачем ему, чтоб я молился?»
    «В молитвах нуждаешься ты!» - так учитель ответил,
    "Ему не нужны они. Ты, посмотри, видишь вон
    Пасутся волы, они могут, как ты говорить и учиться?

    Построят ли город они?
    Простой инструмент изготовить не смогут -
    Пусть даже в них разум возник.
    Мы созданы так, что всё это смогли.
    Всё правильно в нас и с любовью построено Богом.
    Выходит, что ты, Аристодим пред Богом есть вечный должник».



    СЛОВО
    ДВАДЦАТЬ ВОСЬМОЕ

    Твердить - раз безгрешен Создатель,
    То всё происходит по воле Его,
    И он, награждая богатством бездарного лодыря - прав,
    И этот богач обязательно
    Должен быть выше того,
    Кто трудится честно, но беден, нигде ничего не украв.

    Твердить – раз безгрешен Создатель,
    Пускай безобидный и тихий казах,
    Семью пропитать чтобы трудится, но прозябает в нужде,
    Ведь Бог обещает всё дать ему,
    А бай насмехается так:
    "Воздастся в раю тебе раб, раз ты бедствуешь здесь".

    Твердить - раз безгрешен Создатель,
    Призыв его – честность и вера для всех!
    Но где справедливость? Вон те не поднялись с колен,
    А эти – успей пожелать и…
    Уже пожинают успех.
    Разумный всё должен понять, а иначе всё тлен.

    Твердить - раз безгрешен Создатель,
    То всё происходит по воле Его,
    Что разум не нужен, нужна только вера и страх.
    Твердить - значит жить бессознательно,
    Так не поняв ничего -
    Выходит Его обвинять во всех смертных грехах.

    Аллах говорит: «Да познает
    Меня, кто рассудком богат,
    Поверив в добро и сознательно веру избрав».
    Да, зло и добро между нами
    Бог с'оздал, но - не виноват,
    Что зло человек выбирает и, думает - прав.


    СЛОВО
    ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТОЕ


    Пословица есть у казахов:
    «Ты, если бедняк – то не будь совестливым».
    Что значит – не брезгуй трудом.
    Но, кто-то решил – можно, совесть забыв и Аллаха,
    Богатство и скот добывать воровством или силой.
    Нет, честь потерял - не найти её больше потом.

    Ещё говорят: «Будешь ловким,
    То снег ты сумеешь разжечь, если надо».
    «А хитростью сможешь всегда
    Глупцов обмануть и разжалобить словом -
    Тебе, как ребёнку родному тогда будут рады.
    В доверие влез, а потом волю действиям дай».

    Пословицам этим не верьте.
    Аллах никогда б не одобрил.-
    Есть глупость и ханжество в них.
    К примеру: «Прожить безызвестным не хочешь до смерти,
    То поле возьми, подожги!» - это дикости зверя подобно
    И много ещё есть пословиц в народе таких.

    «Быть бешенным лучше верблюдом
    Один день, чем сто дней впустую томиться»
    Ещё говорят: «Ангел даже,
    На золото глядя, с дороги свернёт, а мы люди».
    «Богатство милей, чем родителей лица».
    Ну разве отцу или матери кто-то так скажет?

    Я знаю такие есть детки:
    Всё то, что родители всю жизнь копили,
    И скот, что был нажит трудом,
    Готовы скорей распродать, чтобы деньги
    Потом прогулять, прокутить. Если б были
    Умней, то его, приумножив, потомству отдали потом.

    Не мало пословиц хороших.
    К примеру такая: «Дороже мне жизнь человека,
    Чем лучший дворец золотой».
    Ну мы почему же никак отказаться не можем
    От тех, от плохих? Нам пора перейти эту реку,
    Покинув невежества берег, взойти на другой.



    СЛОВО
    ТРИДЦАТОЕ


    Я знаю таких хвастунишек:
    Их сорок в телегу запрячь даже вместе -
    Они не осилят холма.
    Бахвальство в них есть и ещё пустозвонства излишек.
    Но нет самолюбия, нет чувства меры и чести.
    И, впрочем, не видел я что-то большого ума.

    Слова их нам портят лишь слух.
    «Оставьте!» - он скажет небрежно -
    «Ещё не известно, кто смел,
    И чья голова приторочена будет к седлу.
    Никто своё мясо в котёл мне не бросит, конечно.
    Кумыс я не пил ваш и лишний кусок ваш не съел».

    И даже ладонью по горлу
    С готовностью жертвенной он проведёт и простонет:
    «И мне ли щадить жизнь свою?
    Готов я под пули идти ради дела благого,
    Хоть в ссылку, чего она жизнь моя стоит?
    Раз смерть неизбежна, зачем мне покой и уют?»

    Средь них не встречал я казахов,
    Чтоб эти слова свои чем-то могли подтвердить,
    И чтоб перед смертной чертой
    И храбрость, и волю свою показали.
    Хотят напускною отвагой признанье купить
    Людей малодушных, кто скажет – какой он герой!

    Кто щедр, тот в словах аккуратен.
    Светло рядом с ним. Он как будто весь в белых одеждах
    И всё ему свыше дано.
    И мир как тиин сразу кажется прост и понятен.
    А тот, кто бессовестно врёт, он в грязи, хоть прилежно
    И чисто одет, но посмотришь - он просто пятно.



    СЛОВО
    ТРИДЦАТЬ ПЕРВОЕ

    Когда слышишь умные вещи,
    Но не понимаешь, и трудно тебе их усвоить,
    Причины четыре в том есть.
    Кто в них разобрался, тому путь познания легче.
    Во-первых, будь твёрдо уверен, что всё это знать тебе стоит,
    В груди тогда вспыхнет огонь – загоришься ты весь.

    Второе, что очень поможет:
    Усердие ты воспитай, это будет основой,
    Чтоб самую суть уловить.
    Тогда речи умных людей и запомнить не сложно.
    Что видел, что слышал, всё впитывай снова и снова,
    И третье: всё то, что узнал не ленись, повтори.

    Четвёртое – главное, вот в чём:
    Ты мысли свои сохрани от опасных болезней,
    Что любят наш мозг засорять.
    Ты будь за версту от них днём или ночью.
    Четыре их. Первая - это тоска, если в душу залезет,
    Забудешь, что знал, а не то чтоб учиться опять.

    Вторая болезнь есть - беспечность,
    Страсть к играм, забавам не в меру
    Пустая весёлость и смех.
    А третья – есть крайность другая, когда мысли вечно
    В тяжёлых раздумьях, тревогах. Наверно,
    Здесь мера нужна, и раздумий нельзя исключать и утех.

    Последние - это недуги
    Скорее не мыслей, а больше страдания тела,
    Когда вожделенье и страсть
    Тобой овладеют и мозга пустые потуги
    Плодов не дают, и погубят талант твой и дело.
    Чтоб мысль твоя ясной была, то гони ты и эту напасть.


    СЛОВО ТРИДЦАТЬ ВТОРОЕ

    Стремишься усвоить науку,
    Тогда тебе следует определиться,
    Зачем тебе знания те?
    Должно тобой править желание знать, а не скука.
    Оно для того, чтобы мог ты творить сам.
    Откроется мир пред тобою тогда, стоит лишь захотеть.

    Блаженство найдёшь ты в познанье,
    Когда его примешь c любовью и истово,
    Отбросив сомнения гнёт.
    Внутри тебя прошлых веков достояние
    В картинах прекрасных возникнет и истина
    Сама благосклонно к тебе прямо в руки падёт.

    Но только опасность таится
    В тех знаниях, если ты самодовольным
    Спесивцем стал склонным к хвалам.
    Чтоб среди людей уваженья добиться
    Будь скромен, не спорь без причины, позволь им
    Судить тебя не по словам - по делам.

    Ведь спорщик, бахвал не достоин
    Мизинца того, кто свет истины людям
    Несет, освещая им путь.
    За правду борись, стань отважен и стоек,
    Верь знаньям своим, повышай их и будет
    Опора в них, чтобы с пути не свернуть.

    Ещё изучи мулафазу -
    Искусство полемики и мухафазу,
    Чтоб твёрд был, как учит Коран.
    И вера тогда сбережёт в тебе разум
    От праздности чтобы бежать, как от страшной заразы,
    Которая чести и разуму враг, и душе – хуже ран.

    А главное - это характер.
    Сосуд он – вместилище совести, знаний, ума!
    Заботься о нём, не разбей.
    Надёжный чтоб друг был тебе, а не враг он
    Его воспитай и взлелей - как дитя своё мать.
    Себе верь, другим не завидуй и не перед кем не робей.


    СЛОВО
    ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЕ

    Допустим, тебе захотелось
    Богатым стать, чтобы скота было много.
    Тогда научись ремеслу.
    Скот может иссякнуть, а знанию что можно сделать?
    Ты с ним как подкованный конь на дороге
    Найдёшь все к богатству пути – в этом суть.

    Когда ты скотом обзавёлся,
    Работай, познай этот труд, он в народе
    Искусно веками взращён.
    Ленивый - он думает как его овцы:
    Не надо и знать ничего, всё само будет вроде.
    Нет, надо у мудрых учиться – такой у степи есть закон.

    И путь выбирай только честный,
    Пороков не мало в пути, избегай их.
    Богатство - казаха мечта!
    Начнут тебя люди хвалить, это лестно -
    Смотри, не посмей щеголять – я богатый!
    Льстецов и пройдох сторонись, те тебе не чета.

    И сам не впадай в искушенье.
    В приятели будут к тебе набиваться,
    Подарят тебе скакуна.
    Для мнимого друга - подарок лишь повод сближенья:
    Он после попросит взаймы - обведёт вокруг пальца,
    И долг не отдаст, и потом не захочет и знать.

    Придёт и прозренье, и опыт,
    Не будешь доверчив, как дети, наивным,
    Как первый растаявший снег.
    Но ежели сам ты когда-то обманешь кого-то,
    Знай, это не тот путь, своё опорочишь ты имя,
    Богаче не станешь, а только поднимут на смех.


    СЛОВО
    ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЁРТОЕ

    Мы знаем, что все люди смертны,
    Что смерть забирает того, кто был стар или болен,
    И, если кого заберёт,
    Назад никогда не вернёт, и мы все в это верим.
    Казах, как мне кажется, думает так поневоле,
    Не очень вникая, раз так говорит весь народ.

    Казахи ещё верят в Бога,
    Создателя, кто сотворил этот мир и нас всех.
    Что он призовёт нас на суд
    И каждого смертного будет судить очень строго:
    Жестоко накажет за то, что творил в жизни грех,
    И щедро одарит за праведность и честный труд.

    Но я вам не верю, казахи:
    Что вы это поняли, приняли сердцем, душой,
    И что ваша искренна вера.
    Иначе зачем же без совести вы и без страха
    Друг другу вредите, ведь знаете – нехорошо.
    Нет, тащите, чтоб богатеть, наслаждаться без меры.

    Не могут быть для мусульман
    Земные заботы важней, чем о мире загробном,
    Ведь мы на земле этой - гости.
    И нету двух радостей - здесь чтоб и там - всё обман.
    А если не думать об этом тебе так удобно,
    То не мусульманин ты. И человек ли ты вовсе?


    СЛОВО
    ТРИДЦАТЬ ПЯТОЕ

    Когда же настанет день Судный,
    К себе призовёт Бог хаджей, мулл, суфиев, шахидов.
    Поставив в ряд, скажет тогда:
    «Вот вы мне служили, а сами искали подспудно
    Почёта и славы - не искрене, значит, для вида.
    Зачем же я скот и богатство и веру народа вам дал?»

    Других он отдельно поставит
    И скажет: «Вы честно служили без зла и корысти.
    Доволен я вами вполне»
    И волю объявит всемилостивыми устами
    Всем тем, кто лишь выгод искал, ему кланяясь истово
    И праведным тем, у кого таких помыслов нет.

    И первым он скажет: "Вы ждали,
    Чтоб вас кажеке, молдыке, сопеке, батырке
    Почётно народ называл.
    А вы разве сами кого уважали?
    Себя бы возвысить, а люди для вас батраки.
    Но здесь не услышать вам больше такие слова.

    За всё же с вас спросится строго.
    От лжи, лицемерия разве народ станет лучше?
    Больной до корней он волос,
    И всё от того, что не праведной шли вы дорогой.
    Воздастся же всем, каждый, что заслужил, то получит.
    И с каждого будет тогда за грехи его спрос".

    Другим же он скажет: «Входите,
    Я вам благодарен, почётное место готово
    За ваше служение мне.
    Вы встретите мир здесь, покой. И друзей приводите.
    Вы сделали всё, чтоб вкусить этот плод жизни новой
    И значит, препятствий для жизни в раю больше нет".


    СЛОВО
    ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЕ

    В хадисе Пророка читаем:
    «А если в каком человеке стыда нет,
    То значит, и веры нет в нём».
    Пословица есть у казахов такая:
    Её не мешало бы помнить всегда нам -
    «Где стыд там и совесть найдём!»

    Но стыд стыду рознь, вот к примеру:
    Малец перед старшим ему не знакомым
    Стесняясь, краснеет, молчит.
    Ещё он невинен, не знает и веры
    Но страхом от неизвестности скован
    И к матери сразу бежит.

    А взрослый, когда точно так же
    Ведёт себя перед каким-нибудь чином,
    Так это невежество всё.
    Не истинный стыд, и не стыд это даже.
    Раз не виноват – не робей, будь мужчиной,
    Стыдится пусть кто грех несёт.

    Стыд праведный – он за грехи те,
    Которые ты совершил или близкий
    Тебе человек или друг.
    Ты чувствуешь, как у себя ты похитил
    Спокойствие, сон, аппетит, даже мысли,
    Ты мучаешься, всё роняешь из рук.

    И сам ты казнишь себя зная,
    Что нет за проступок свершённый прощенья
    Тебе или даже тому,
    Кто в этом виновен и тоже страдает,
    И с ним ты готов испытать все лишенья,
    Сопереживая ему.

    Но стыд за себя он сильнее:
    Не можешь смотреть ты в глаза больше людям,
    Подобен ты жалкому псу.
    И слёзы текут, и язык твой немеет,
    А жизнь без прощенья тебе в тягость будет.
    В стыде крепость веры и суть.

    И стыд это признак той чести,
    Достоинства, что запятнал, уронил ты
    То, что раньше было в тебе.
    Ты можешь его возвратить верой, если
    Раскаешься, примешь страдания с миром,
    Не будешь другим желать бед.

    А тот, кому стыд тот не ведом -
    Не знает мучений, свершив преступленье
    Не то что проступок какой.
    Он будет юлить, отпираться и следом
    Опять зло творить без стыда, без стесненья
    Такому ни что не нарушит покой.

    А может сказать: «Что вам надо?
    Вину я признал, что мне вешаться что ли?
    Другие вон, больше грешат»
    Такой не краснеет, не отведёт взгляда,
    А значит стыда не найдёте в нём боле:
    Иман он не принял и не почитал шариат.


    СЛОВО
    ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЕ

    Гуманность должна быть в начале
    Любого из дел человеческих,
    А не подаяньем - в конце.
    И умная мысль, как не раз замечали,
    Пройдя через рот лиц беспечных,
    Становится глупой, как прыщ на лице.

    А если сказал ты невежде
    Какое-то умное слово, то это не значит,
    Что ты ему чем-то помог.
    Подумай, кому помогаешь ты, прежде:
    Разумному или глупцу? А иначе
    С глупцами лишь вред будет – их не пускай на порог.

    Знай, маменькин если сыночек,
    То враг скорей будет, а истинный сын человека
    Для всех и опора и друг.
    Мужчина, он может быть многого хочет,
    Но малым доволен удачам. А слабый тот вечно
    Хоть много получит, но всем не доволен вокруг.

    Творца поцелован устами
    Не тот, кто богато живёт, ест что хочет,
    Как скот, что пасётся в степи.
    А кто исполняет свой долг неустанно,
    Чтоб быть человеком, ещё он старается очень
    Достоинство это в народ донести.

    Бывает толпа безрассудна.
    Кто дал выпить яду Сократу, Христа кто распял на кресте?
    Кто сжёг на костре Жанну Дарк?
    Пророка Мухаммеда кто закопал у останков верблюда?
    Толпа? Есть в жестокости этой вина людей тех,
    Кто жил и не сделал, чтоб этого не было так.

    Кто скажет – людей не исправить -
    Не верьте такому лгуну, а была б моя воля,
    Ему я отрезал язык.
    Нельзя человека за то что ошибся оставить
    Один на один со всем злом - он не выдержит более.
    Надежду подай человеку, чтоб он не поник.

    Кому из нас не было худо?
    Но знаем мы - после и самой суровой
    Зимы наступает весна.
    Нельзя чтоб надежду не видели люди.
    Но страшен, кто в гневе замкнулся и слово
    Не вымолвит. Это всегда нужно знать.

    Так часто успех опьяняет.
    Бывает, из тысяч один человек не сдаётся,
    Смотри, не довольствуйся тем,
    Что только достиг – слава ранняя – слава пустая.
    Змеёй поползёшь ли, орлом ли взлетишь прямо к солнцу,
    Но только не брось то, что начал, будь верен мечте.

    Недоброжелатели хвалят,
    Когда до вершины не смог ты добраться.
    Не будь легковерным тогда.
    Ты сам свой судья, как бы не называли
    Льстецы – они хуже врага. Нужно братцы
    Глухим к похвалам быть, иначе случится беда.

    Весь мир – океан. Время – ветер.
    И волны одна за другой словно братья:
    Постарше кто - те впереди,
    А младшие скоро придут, не заметив
    Сметут их, заменят. И будут обратно
    За ними других поколенья идти.

    Простой человек, если ум есть
    Прославившись, выше царя вознесётся
    На волнах, взлелеян судьбой.
    Трудом и упорством достойная юность
    Добьётся всегда уважения больше,
    Чем старость, торгуя своей бородой.

    Удел попрошаек быть чернью.
    Святоша-суфий, если он лицемерит,
    Он уподобляется им.
    Друг, если плохой, в ясный день ходит тенью,
    А тучи сгустились, он сразу за двери.
    Не сыщешь его – станет он невидим.

    Откройся тому, кто в печали,
    Ему стань опорой – сильней станешь тоже.
    Но только беспечных гони.
    Дружи с тем, кто многих людей привечает.
    Учись видеть верных друзей, отличай их от ложных,
    А дружбу завёл если с кем - то цени.

    Знай: гнев бесполезен бессильный,
    Любовь же без верности - грех. А в науке не нужен
    Учитель без ученика.
    Когда ты без силы, тебя все жалеют умильно.
    Добился победы, не жди похвалы, будет хуже.
    Запомни: есть зависть толпы и она велика.


    СЛОВО
    ТРИДЦАТЬ ВОСЬМОЕ

    О дети! Вы - сердцу отрада.
    Я силы в вас черпаю, вам я пишу эти строки
    В надежде на вашу любовь.
    Ищите путь к истине в них. Торопиться не надо.
    Пусть ум будет острым, желанье к наукам глубоким,
    А я как наставник приду в трудный час к вам на зов.

    А главное – искренность чтобы
    В душе сохранили вы, не поддаваясь насилью,
    Не стали бы лгать и хитрить
    Та искренность – правда, она вам защита от злобы.
    Та правда – божественна – с ней вы летите на крыльях.
    Но знайте без знаний вам зло в мире не победить.

    Всеведущий и Всемогущий:
    Два имени Бога, два качества, что человеку
    Он дал – чтобы Ведал и Мог!
    Мы Богу подобны лишь этим стремлением лучшим:
    Познать мир и преобразить! И поныне от века
    Ведёт к этой цели людей много разных дорог.

    Но, только один путь всего лишь,
    Что истинный. Он в именах у Аллаха -
    Вы знайте, их восемь имён.
    Два первых назвал я. Ещё: Зоркость, Чуткость и Воля,
    Жизнь, Речь, Созиданье – все восемь без страха
    Должны вы принять и пройти - вот веленье моё.

    Что есть бытие всем известно.
    Оно во Вселенной давно существует:
    Вселенная – там, где есть Бог.
    А жизнь человека, зачем интересно
    Дана ему? Цель выбирает он в жизни какую?
    Чтоб после себя он оставить другим что-то смог!

    Пускай самый мудрый учёный
    Имеет всё, что в именах есть у Бога
    Но это лишь капля того
    Единого, вечного, неизречённого.
    Никак не постичь нам сознаньем убогим,
    Что Он есть един, и во всём можно видеть Его.

    Он Зоркостью, Чуткостью, Речью
    Себя проявляет и нам дал способности эти
    Как зрение, слух и язык.
    Пускай у Него этих органов нет человечьих,
    Но слово изрёк Он, когда ещё не было слова на свете,
    И слухом и зрением в каждую душу проник.

    И, всё же Он дал почему-то
    Божественных этих три качества людям,
    Наверно чтоб разум взрастить.
    Кто с разумом, пусть подражать не стремится кому-то,
    А Богу – его добродетели, значит, полюбит
    Он мир и трудом будет в мир созиданье нести.

    То, что созидание Богу
    Доступно во всём – нам известно:
    Природу и нас Он создал.
    Но вот, что разрушить Он тоже всё мог бы
    Жестоким нам кажется и бесполезным.
    Но, если не мог бы – то не был бы Он всемогущим тогда.

    Но только не в силе величье,
    А в той бесконечности знаний
    И в том, как жизнь мудро создал.
    Всё, до мелочей в ней сознательно, не хаотично
    И каждому смертному в ней и награда есть и наказанье.
    О, дети мои! Вам хочу передать, всё, что знал.

    Но нет в именах Милосердный
    У Бога. В эпитетах тех, что в хадисе читаем,
    Всемилостивым назван Он,
    Ещё Всепрощающим, Любящим – это же верно
    Его милосердие только полней отражает.
    Любой человек может быть Им любим и прощён.

    Им мир удивительный создан.
    Не это ли нам доказательством будет,
    Что Бог милосердней всего.
    Приходит нам мысль эта рано ли поздно
    Что всё на земле отдано в пользу людям
    И сам человек есть вершина творенья Его.

    Вот камень – не чувствует боли.
    Животные, также как мы от болезней страдают,
    Но им не грозит страшный суд.
    Одни с человеком живут, а другие на воле,
    Одни, как растения в пищу ему попадают,
    Другие – верблюд или конь, человека на спинах несут.


    Лицо человека красиво,
    Прекрасно и телосложенье и облик,
    Стоит на ногах гордо он.
    Один наделён статью, ловкостью, силой
    Другой силён духом, готовый на подвиг,
    А третий умом и смекалкою не обделён.

    Я как-то, об этом подумал
    И Бога пытался сравнить с человеком,
    Прости мне Создатель сей грех.
    Нет, нам Его облик узнать не дано, только суммой
    Тех качеств, что названы выше и светом
    Он к нам проявляет себя и любовью для всех.

    Аллах, из того, что создал Он
    Ни в чём не нуждается – это всё отдано людям,
    Чтоб жили в достатке они.
    Но люди, богатством владея, не знали,
    Как распределить всё, что правильным будет:
    Раздать всем? А может, для будущего сохранить?

    И жадность людская наверно
    Не зря им дана - чтоб богатство они накопили,
    И скот, чтоб не съеден был весь.
    И есть же согласие между богатством и верой
    Мы знаем святых, за Пророком что шли – тоже были
    Тогда богачи, но могли сохранить они веру и честь.

    Отказ от мирской жизни может
    Примером быть, как принести себя в жертву Аллаху,
    Но нужен ли он для Творца?
    И если нам всем лишь молиться, то кто же
    Пасти будет скот, охранять от врагов нас, казахи?
    Отказ - неуверенность в вере своей до конца.

    Нести нужно в мир созиданье
    Три качества, те, что даны нам от Бога
    Взрастить у себя мы должны
    Стремление к знаниям, честность и состраданье!
    Для истинно верующих разве так много?
    Но истина, разум и благо – рождаются только из них!


    СЛОВО
    ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТОЕ

    Да, были ведь люди когда-то
    Пускай не такие уж умники, франты,
    Как нынешняя молодёжь.
    Да, было невежество и бескультурье. Однако
    Хорошее было, его бы вернуть вам обратно,
    Но видно таких как они среди нас не найдёшь.

    Вот как мы привыкли бросаться
    Тем, что создавали казахи веками,
    Ценилось народом не зря.
    Мы вместе с плохим собираемся братцы
    Хорошее тоже всё выбросить сами.
    Ребёнка с водой вместе выплеснуть, как говорят.

    Две вещи в народе ценили:
    Без них нам не выжить, уже не подняться.
    Во-первых - вожак должен быть.
    Его «ел-басы», «топ-басы» называли. Вы может, забыли?
    Главою народа он был тогда, совестью нации.
    И шли за ним с верой казахи, а не как рабы.

    Второе – единство народа.
    Не выжить в степи людям по-одиночке,
    Когда каждый сам себе бий.
    А вместе пройдём и огонь мы и воду.
    Когда куст живой по-весне на нём дружно все почки
    Распустятся. Так и нам людям положено бы.

    Признав эту истину люди
    Решимость и стойкость приобретают.
    Как асик, залитый свинцом
    В руках игрока в кости битою будет,
    А если нет стойкости, это костяшка пустая.
    Все люди как братья должны мы идти за отцом.

    И с честью решались вопросы.
    Тот, кто неустанно желает отмщенья
    Из личной обиды своей,
    Тот общему делу вред только наносит.
    Но общее если решенье -
    Вставали тогда на защиту общиною всей.

    Когда же нужна была помощь,
    Тогда имена общих предков помощником были,
    Звучали призывно, как клич.
    И распри уйдут – если сам ты обиды не помнишь.
    Пословица есть: "Сам прости - и тебя не обидят».
    Ты слаб, если истину ту не способен постичь.

    Вражда – это путь к пораженью,
    Отстаивать истину нужно иначе -
    Уменьем в согласии жить.
    Где тот благородный дух общности, чести, радения?
    Где дружба сегодня? Она не согласие значит,
    А только коварство при помощи лести и лжи.




     
  • Aдминозавр

    СЛОВО
    СОРОКОВОЕ

    Казахи, кто даст мне ответы:
    Когда кто-то умер о нём мы плохого не скажем -
    Традиция нам не велит.
    Тогда почему с тем, кто жив ещё на этом свете,
    Не можем ужиться, и если он родственник даже
    Особенно близко живёт, а не где-то кочует вдали?

    Мы вот старики уже, мудрые вроде,
    Друг друга хороним, а всё не находим согласья.
    Быстрее поймём молодых.
    А, встретив достойных людей у другого народа,
    Зачем хвалим так будто свет они нам или счастье,
    Своих же - на голову выше, не ценим, не вспомним о них?

    На той или даже поминки
    От родичей помощи не дозовёшься, а если
    Кому-то устроить набег
    На скот должника, то с желанием все превеликим
    Сбегутся, добро разделить это вместе
    И при дележе оторвать куш побольше себе.

    А, чтобы скакун твой стал первым,
    Тот родственник не шевельнёт даже пальцем,
    Хоть многим обязан тебе.
    Ещё и обидится, что приз делил ты не верно.
    Традиции где? Он готов стать страдальцем,
    Чем быть благодарным тому, кто его не оставил в беде.

    Сын бая, когда обеднеет,
    Наследство своё промотав – что ж не хочет трудиться,
    А лучше идёт воровать?
    А два подлеца, как сойдутся, нет связи сильнее –
    Водой не разлить. А хорошим никак не ужиться.
    Скажите, казахи, как это мне всё понимать?

    А если поможешь ты другу
    Возвыситься, то после этого будешь
    Ему же ты главным врагом.
    Как так? Он тебя избегать станет и позабудет услугу.
    А враг поднесёт стригунка-жеребёнка – он тут же
    Забудет обиды, ещё пригласит к себе в дом.

    Зачем же советчиков умных
    Казах избегает, а жаждет узнать ложь врага?
    Зачем же мы мира хотим,
    Когда он нас так утомляет? И в поисках трудных
    Друг друга не ценим, зачем не спешим помогать?
    Зачем так строптива токал - не уступит желаньям твоим?

    А гости такие бывают:
    Командуют, ждут угощенья, как будто пригнали
    С собою они табуны.
    А к ним приезжаешь, то только нальют тебе чаю.
    И скот отсылают весь сразу скорее подалее,
    Они почему же не чувствуют в этом вины?

    Тот, кто справедлив в управленье,
    Бывает всегда почему-то у нас неимущим?
    Безнравственным – всё нипочём!
    Считают их смелыми даже и, на удивленье -
    Кто сдержан и честен, у нас не считается лучшим,
    А даже в народе он часто слывёт чудаком.

    Казаха вы не увлечёте
    Не праведным словом, не мудрою сказкой.
    А вымысел если какой,
    Сбегаются, будто услышали важное что-то.
    Так киснет в горшке молоко, если бросить закваску
    Бежит небылицы послушать слепой и хромой.


    СЛОВО
    СОРОК ПЕРВОЕ

    Тому, кто решит переделать
    Казахов, их ум, их уклад, их привычки,
    Два важных совета я дам.
    Во-первых нужна будет власть, во-вторых много денег.
    А главное, чтобы имел человек много личных
    Достоинств и был он с народом всегда.

    Каким должен быть человек тот,
    Кто по-настоящему нашей судьбой озабочен -
    Сознательным чтоб стал казах?
    Он будет способен, не просто как я дать советы,
    Не только проникнуться сутью написанных строчек,
    Но делом всю преданность этой судьбе доказать.

    Власть даст ему - сделать возможным
    Детей всех казахов заставить учиться,
    Чтоб их поколенье смогло
    В стремление к знаниям, а не в занятьях ничтожных
    Судьбу свою строить, к прекрасному чтобы стремиться.
    Невежество, распри родителей что им дало?

    На первом этапе придётся
    Забрать у родителей их малышей на учёбу.
    Но просто – никто не отдаст.
    Казаху не знанья нужны, а нужны ему лошади, овцы
    Поэтому этим его одарить нужно, чтобы,
    Увидев заботу о нём, он пошел на уступки тогда.

    И сделать всеобщим ученье -
    Сперва медресе или только начальные школы,
    Потом уже - выбор наук.
    Их множество, их все познать нужно без исключенья.
    И девушек знаньям учить, может быть не тяжёлым,
    А больше духовным, чтоб нравственным был их досуг.

    Но нет над казахами власти,
    Которая осуществить всё, что думаю, сможет.
    И нет у казахов богатств,
    Чтоб для миллионов детей обрести это счастье -
    Учиться, и сделать страну посвященной. И всё же,
    Я думаю, будет такой человек у казахов, бог даст.

    Невежество, то, что досталось
    От предков, вошло с молоком материнским
    Казахам и в кровь их и в плоть.
    И даже до мяса, до мозга костей пропиталось,
    Убив в них стремленье к прекрасному, к знаньям и истине.
    И нет у них той человечности, чтобы себя побороть.

    А есть лишь грызня меж собою.
    Шушуканье, глупые шутки и споры,
    Ужимки, кривлянья и смех.
    А если появится мысль, что чего-нибудь стоит,
    В одно ухо им залетит – тут же скоро
    В другое и вылетит. Надо же так - как на грех.


    СЛОВО
    СОРОК ВТОРОЕ

    Всё зло оттого, что работой
    Казах не загружен, привык он к безделью,
    Привык кочевать по степи.
    Когда бы он был хлебопашец, тогда с неохотой
    Бросал бы он поле своё, обрабатывал землю.
    Торговцем был – занят был делом: продать и купить.

    Бедняк, если есть лошадёнка,
    Пускай маломальская, он по аулам слоняться
    Привык и просить, кто даст в долг.
    А где не дадут, так накормят, глядишь и силёнки
    Появятся и на другой день подняться,
    Бродяжничать. Только какой в этом толк?

    Ещё - разносить слухи, сплетни,
    Людей подстрекать на какие-то и тяжбы и ссоры
    Бездельник такой норовит.
    Коварством доверчивых он обведёт или лестью.
    Для тех же, кто счастье, достаток трудом своим строит,
    Поступок нечестный такой - униженье и стыд.

    Язык у казаха подвешен.
    Где новость какую узнает, он тут же разносит.
    Хорошая весть – «суйiншi!»
    Такую скорей донести хочет конный и пеший
    За новость рождение сына одарят не просто,
    Получит коня, кто отцу эту весть донести поспешит.

    Казахи - все любят общаться.
    А путник , забредший в аул, он становится гостем -
    Закон у казахов такой.
    Но в этом же их и несчастье
    От тех проходимцев, кто сам ничего и не просит,
    А влезет в доверье - идёт он к тебе, как домой.

    А те, кто чуть-чуть побогаче,
    Дома покидают, искать себе славу, известность,
    Оставив свой скот пастухам
    И на попечение детям. Надеются всё на удачу,
    Поддавшись советам людей не серьёзных, не честных,
    Спешат по аулам, чтоб спор какой выиграть там.

    Советчиков бай наш заводит,
    Что стелятся мелкой пред ним иноходью:
    «Всё сделаю, бай – прикажи!,
    За вас я сейчас хоть в огонь или в воду»
    В зависимость бай попадает к пройдохе.
    А тот на обмане себе строит сладкую жизнь.

    Он скажет: «О, мой повелитель!
    Вы, знаете, тот человек всем известен,
    Как самый большой интриган».
    Поверив советчику, бай ничего и не видит.
    Хоть тот человек уважаем был всеми и честен,
    Рассорится бай с ним, в советах не видя обман.



    СЛОВО
    СОРОК ТРЕТЬЕ

    Дано человеку стремленье:
    Чтоб он развивал свою душу и тело,
    Чтоб он совершеннее стал.
    И должен он знать и ценить, несомненно
    Те качества, что дать природа сумела,
    И те, что трудом и усердьем в себе воспитал.

    Во всём, что увидел глазами,
    Услышал ушами, потрогал руками,
    На запах узнал и на вкус -
    Он лишь информацию только узнает.
    Но вот, где хорошая, а где плохая
    Понять, применить - это главное есть из искусств.

    Способности есть к совершенству
    У каждого, только задаткам развиться
    Не все позволяют в себе.
    Решив, что талант проявляется с детства,
    Что, кто не способный, тому и не надо стремиться,
    Сдаётся порой человек покорившись судьбе.

    Но чаще случалось другое.
    И наоборот неспособный бывает, добьётся
    Трудом и упорством вершин
    Таких, о которых другой, кто умней его вдвое,
    Не думал, имея возможности даже бороться.
    Он в слабости, в лени не смог ничего совершить.

    Есть сила души, она может
    Развиться, как тело, как ум и как мышцы.
    В ней качества три главных есть:
    Во-первых – движенье души, что покажется сложным
    Тому, кто привык подавлять то, что в юности слышим:
    Внутри всё бурлит и ты сам загораешься весь.

    Тот первый порыв, озаренье
    Ловить нужно вовремя, не упуская.
    Упустишь, и будешь жалеть.
    И сразу осмыслить пути для его достиженья,
    И что из чего истекает, задача простая
    Уже пред тобою встаёт, как всё преодолеть.

    Познав элементы движенья
    Души своей, двигайтесь дальше в развитии силы.
    Второе же свойство сложней.
    Вот здесь не поможет бездумное книг изученье.
    Притягивать будет вас всё, что наука достигла,
    Подобное только ищите, что сблизит вас с целью своей.

    Когда овладеете знаньем
    Об этом предмете, к которому вы так стремитесь,
    То сила души возрастёт.
    Она вас буквально захватит энергией и обаяньем,
    Вы сами себя не узнаете, как изменитесь.
    Вот здесь осторожность нужна - не испортить бы всё.

    Не зря говорили в народе:
    «Когда очень сильно стремишься к чему-то,
    То можешь и зло совершить».
    Остыньте немного, энергия пусть перебродит.
    Избавьтесь от мыслей ненужных и мути.
    Здесь третье поможет вам - главное свойство души.

    Оно – впечатлительность сердца.
    Великое дело – суметь не запутаться в мыслях,
    Знать меру всему и во всём.
    На разум и волю свою вы должны опереться,
    Чтобы удержаться от разных пороков, что грызли
    Всех тех, кто судьбой на вершину ту был вознесён.

    Четыре порока известно:
    Одно из них – меньшее зло – это самодовольство,
    Второе, сильнее – корысть.
    А хуже всего легкомыслие есть и беспечность,
    От них уберечься не сможешь, то смысла нет вовсе
    Во всём, что ты делал, от них ты подальше держись.

    Тот, кто подчинился порокам -
    Вскочил на коня необъезженного, тот узнает -
    Теперь он не волен себе.
    Несётся на скалы, и в воду с обрыва, и в пропасть.
    И полы халата распущены, он не хозяин.
    Бесчестье таких ждёт людей до скончания дней.


    СЛОВО
    СОРОК ЧЕТВЁРТОЕ

    Ничтожнейший тот, кто считает
    Себя человеком, а сам ни к чему не стремиться.
    Нельзя без стремления жить.
    Кто к цели упорно идёт - человеком и станет.
    Усилия эти ему воздадутся сторицей:
    Ум будет богаче, познает он радость души.

    Все рады, когда кто-то хвалит.
    Заслуженно - нет ли, ребёнок ли, взрослый -
    Всегда одобрения ждёт.
    Но, знай, похвалы ты дождёшься едва ли
    От тех кто не близок тебе - он завидует просто.
    Поддержит лишь друг, тот, кто верил в тебя наперёд.

    Одни жаждут славы добиться,
    Другие - богатства, табун чтоб побольше.
    Стремления разные есть.
    Народ говорит: "У богатых всё светлые лица"
    Обманами и воровством свой карман набить проще.
    С тугою мошною - не путайте совесть и честь.

    Кто хочет прославиться храбрым,
    А кто - хитрецом, ловкачом и всезнайкой.
    Кому-то - святошей бы стать.
    Наукой и чтением книг вам заняться пора бы.
    «По лицам» пытаетесь видеть, что делать. Однако,
    Не будет с вас толку, когда голова то пуста.

    «Куда же теперь нам учиться?» -
    Казах говорит – «надо души очистить сперва нам,
    В начале смыть с помыслов грязь».
    Ну что же, невежество ваше всем видно по лицам,
    А что за душою таите - не всё разгадаем.
    Тогда вам на этом пути оставаться как раз.


    СЛОВО
    СОРОК ПЯТОЕ

    Что Бог существует единый
    Одно доказательство главное вижу,
    Хочу привести вам его.
    За тысячелетья прошли все народы путь длинный
    И каждый был с Богом, который понятней и ближе.
    И Он их к любви по пути справедливости вёл.

    Не мы сотворили, что видим.
    Мы смертные приняли то, что Создатель
    До нас и для нас сотворил.
    Но чувствуем мы всё яснее в себе - Он предвидел,
    Вложил это свойство в нас, что обязательно
    Должно быть у каждого, кем бы он жизни ни был.

    И в это нельзя просто верить,
    Нельзя передать это просто другому,
    В себе каждый должен искать.
    В нём суть человечности вся, это свойство наверно
    Вы знаете, даже оно вам знакомо.
    Особенно чувствуют это ребёнок и мать.

    Любовь это и справедливость.
    Так это и есть то, к чему призывают
    Религия, вера и Бог.
    И если их нет надо чтоб возродились.
    Любовь есть у всех, даже у жеребца, и кобыла то знает.
    А он без неё бы и род свой продолжать не смог.

    И тот, у кого будет много
    Любви, справедливости, тот человечнее значит.
    Он будет мудрец и пророк.
    И к знаниям тем, что наука проложит дорогу
    Нельзя без любви и без правды идти, а иначе:
    Те знания - вред человечеству и на пути его рок.


    __________________


    © Copyright: Анар Лизари, 2015
    Свидетельство о публикации №115091302728
     
  •  
  •  

Модераторы: Aдминозавр, Игорь_Mычло